ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Галина Пичура

Дефицит

РАССКАЗ


      Утром ни свет, ни заря раздался телефонный звонок:
– Началось! Говорила я тебе, что к майским праздникам дефицит завезут? Так вот, в нашем спортивном уже очередь за велосипедами стоит. Велики-то – импортные, представь! Но главное, они – женские: без палки этой дурацкой, что у мужиков от сидения идет вперед.
– А что у мужиков идет вперед от сиденья? Какая палка, говоришь?
– Фу, Люська! Я даже и не думала, что ты такая пошлая! А еще поэзией увлекаешься!
– Так это и есть поэзия – твою речь послушать! Ладно, давай серьезно: что случилось?
– Пока еще ничего. Но если мы не будем кататься на великах и вообще ничего не предпримем, то случится: мы останемся толстыми, как большинство баб после родов. И тогда уж точно не найдем себе новых мужей. И вообще никого не найдем, слышишь? Мы же о чем мечтали? Чтобы наши бывшие от зависти лопнули или от обиды, что вот они-то нас бросили с детьми одних, а мы им замену нашли, да получше их раз в сто. А так-то что? Не им – мести, не нам – счастья. Жир один на боках! Короче, мне там тетка обещала очередь занять. Я бегу на тебя еще одну занимать. А ты давай быстро «руки в ноги», и дуй туда же. Все, пока!
Через минуту звонок повторился. То же голос звучал тревожно:
– Люсь, я вот чего подумала... А вдруг так получится, что на нашу с тобой долю достанется только один велик? Ну, последний, понимаешь? Как делить-то будем? Как бы не поругаться нам! Время-то какое! Все один дефицит сплошной. Даже презервативы – и те мне по блату достают через аптекоуправление областное. А тут тебе – велосипед импортный! Нет, может, к середине девяностых получше станет. А пока тяжело... В гастрономе – полки пустые, матрешек вместо колбасы выставили для декорации, чтобы красоту соблюдать. Но, может, ко Дню Победы и колбасу завезут? Кто знает! Там уже ветераны очередь заняли с утра, если что съедобное появится... Им-то, наверное, должны наборы продуктовые к празднику и все такое... Ну, а с велосипедами-то как? Вот скажи, кроме шуток, как делить-то будем, если один велик достанется? Лучше уж сразу договориться, чтоб потом вражды не было.
– Пополам купим! Будем через день по поселку нашему кататься. И жира поровну потеряем, и женихов лучших оторвем: а чё, мы ж тогда с транспортным средством невесты-то будем! С импортным. Иномарка! А по деньгам-то как выгодно вскладчину!
– Люська, ты всерьез, что ли? Не пойму я... Я вот не хочу вскладчину. Ты не обижайся, но я так думаю: если бы я похитрей была, я бы тебе вообще про велик ничего не сказала. Тетка мне заняла очередь, и все – молчок. И тогда ко мне претензий бы не было. Да? А так, если я честно сказала, как оно есть, то могу и врагом остаться. Давай так: я информацию принесла, за мной и последний велик, если что. Ну, покататься дам, конечно, но не чаще раза в неделю. Без обид: он сломаться может. Люська, ты ж меня еще и тяжелей намного, так что сама понимаешь. Ты чего молчишь? Обиделась?
– Да нет! Я согласна. Только давай во всем так: вот тебе инженер наш новый нравится, говоришь? Так и мне он понравился. Если хочешь знать, он – один такой в поселке нашем! Жди сто лет, когда еще появится тут настоящий жених... Последний, можно сказать, дефицитный в наших краях кандидат на роль мужа: холостой, непьющий, симпатичный и не старый еще. А я его первая заметила, помнишь? Ты тогда с ангиной дома лежала, а я тебе новость принесла! Так вот, я о нем первая узнала, мне он пусть и достанется! А ты – с велосипедом.
– Ну, ты даешь! Тут еще его мнение спросить нужно. Он же тебе – не вещь! Между прочим, он мне вчера так улыбнулся! И вообще, я чувствую, что нравлюсь ему. Так что, извини. Да и как можно сравнивать велосипед с мужиком? Ты чё? Совсем, что ли?
– Светик, это ты меня извини, родная, но он всем улыбается. Зубы, наверное, демонстрирует красивые. Ничего его улыбки не означают, кроме хорошего настроения. Вот у меня куда серьезней аргумент есть, что не ты, а я ему нравлюсь!
– Это какой-такой аргумент? Интересно!
– Он мне в выходные свидание назначил у речки.
– Врешь! А когда?
– Тебе скажи, так и ты туда припрешься!
– Люська, ты это серьезно или как? Он мне очень сильно нравится. Ты уступи его мне, хорошо? Меж вами ведь ничего еще не было, правда? Скажи ему, что не придешь на свидание, что другой у тебя есть, ладно? Ты ж еще не успела влюбиться! А я ... уже. Ты намекни ему осторожно, что я на него глаз положила, а уж я в долгу не останусь. Люська! Да забирай ты этот чертов велосипед себе! Я расхотела вообще идти в эту очередь.
– Нет, дорогая, с мужиком потом разберемся. А сейчас не задерживай меня: встретимся у спортивного! Может, повезет нам, и каждой достанется по велосипеду.
Магазин был еще закрыт. Но перед входом толпились люди. Кто-то пытался контролировать очередь записью номеров прямо на ладонях. Народ набежал и из соседних поселков. В очереди была, в основном, молодежь. Старики собрались у гастронома, надеясь на возможный завоз продуктов.
Светка стояла поодаль в совершенно убитом настроении.
– Ты чё такая? Из-за инженера, что ли? Дурочка, да пошутила я! Никакого свидания он мне не назначал. Мне просто обидно стало, что ты меня предупреждаешь заранее про этот дурацкий велик. Неужели я ругаться с тобой стану из-за глупостей таких! Да и из-за мужиков ругаться тоже не стоит... Хотя бабы всегда мужиков выше женской дружбы ставят. Вот я бы простила тебе счастье с ним? А ты? Бросила бы дружить со мной, если б инженер мне достался? Только честно?
– Честно? Не знаю. Да уже и не узнаю никогда, потому что ни я ему не нужна, ни ты.
Светка кивнула в сторону, где в очереди за велосипедами стоял инженер, держа за ручку очаровательную блондиночку. Это была Валька из местной библиотеки.

– Шустрый! Сориентировался! – расстроенно заметила Люся, но решила воодушевить подружку:
– Ну, и хрен с ним! Другой появится! Мы на этих великах можем рвануть и до города. Будем по выходным ездить на городские танцы... Да и просто покатаемся от души... Фигуру накатаем! А? Себя покажем! Какие наши годы! Еще и 25-ти нет. Молодость! Да мы таких инженеров в городе найдем, глупая! Смотри, слезы у тебя на глазах...
В этот момент двери спортивного магазина открылись, вышла заведующая и зычным голосом, усиленным мегафоном, призвала народ к вниманию и порядку:
– Граждане, просьба разойтись по домам и не загораживать вход. Велосипеды будут отпускаться только инвалидам Великой Отечественной войны по предъявлению удостоверений.