ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Галина Пичура

Зарисовка в магазине...

рассказ

              Fair Lawn - небольшой городок в Нью- Джерси. Русские с любовью переводят название города как Ясная Поляна.

Из нью-йоркского Бруклина народ наш, немного встав на ноги, обычно переезжает в более престижные места – в реальную Америку, ругая Бруклин по всем тем же поводам, что когда-то ругали российские города: за хамство в очередях, бесцеремонные взгляды прохожих, по которым наших соотечественников безошибочно выделяешь в любой толпе, ну и так далее… .

Но, оказавшись совсем уж в « американской » Америке, большинство «наших» начинает жутко скучать по соотечественникам и стремится увидеть их снова, даже вместе с их недостатками.

И тут выясняется, что Fair Lawn – неплохой выход из положения: шаг влево, шаг вправо - уже Америка, а так, вроде и не уезжал из России. Только вот, подняли наши люди цены на дома в этом, в общем-то ничем не примечательном городке, на такой уровень, что нынче, в 2007- ом, к примеру, кто не успел в свое время подсуетиться и купить себе домик, вряд ли купит уже. Ну, если не миллионер, конечно.

Мы же с мужем приезжаем сюда отовариваться раз в неделю: любовь к русским продуктам не прошла, так что 20 минут езды , и - ни в чем себе не отказывай. Русская колбаска всевозможных сортов, селедочка, брынза одесская или гречекая, вобла, рыбка копченая и фаршированная, сыры, сосиски, икра всех сортов и видов, квасок, молочные продукты, конфеты русские привозные и местных фабрик, торты, русский хлеб, кулинария , - короче: все, к чему мы все когда-то привыкли, потом отвыкли, ну, а теперь - по обстоятельствам - кто где живет и кто как зарабатывает. .

      Но самое главное - это люди. Ну, где еще можно встретить русских ( а мы здесь все – «русские») и освежить воспоминания о бывшей родине, если не в русском магазине в США!

Вот и сегодня приехали мы с мужем за русской колбаской, и подсознательно, наверное, за общением. Нет, общением мы не обделены. Есть и друзья, и приятели. Но существует особый шарм – потусоваться в толпе своих бывших, но не знакомых с тобой лично, соотечественников. Черт знает, откуда такая потребность! Надеюсь, это не извращение! Это – психологов надо спрашивать. Но мы, слава богу, - не психологи, и можем себе позволить хоть что-то не изучать в себе самих. Хочется. И все тут. Имеем право. .

Может, нигде так не продемонстрируешь себе и другим, что ты – ну, не нуждаешься в русских, как приехав исключительно по делу в город, где трудно услышать английскую речь!

К тому же ( вот, чуть не забыла!) такие недорогие и свежие овощи вряд ли где-то еще купишь! Овощи- это отдельная история. Лучший овощной магазин в славном русском городе Fair Lawn держит Мустафа - араб, самым замечательным образов обслуживающий нас, евреев, составляющих подавляющее большинство в русской общине Америки.

      У Мустафы всегда все свежее, а главное, все – русское: конфеты, торты, селедка, и даже...- фаршированная рыба. Это он в дополнение к овощам предлагает, так как наш вкус на продукты давно изучил лучше многих русских бизнесменов, и стал пользоваться русскими продуктовыми базами.

Помимо английского и арабского, Мустафа и все его работники стремятся схватить побольше русских слов. А как же работать в русском районе! Да и многие наши старики не говорят по-английски, а обслужить-то их надо! Вот понемногу и набирают словарный запас все работники магазина: арабы, испанцы и прочие.

«Педро! I need more кинза !!!» (Педро! Мне нужно больше кинзы!!!) - громко кричит русская продавщица
мексиканскому подсобному рабочему , добавляя после небольшой паузы:
« Pedro! Dos кинза, то есть, лучше tres!»
( Педро, еще две, а лучше, три кинзы!)

Очередь смеется, Педро мчится за кинзой, Мустафа неожиданно появляется и почти без акцента спрашивает, очаровательно улыбаясь:
« Что я могу для вас сделать?»
      Муж мой уже расплачивается у кассы, кокетничая с молоденькой русской кассиршей. Я подхожу, добавляя в его корзинку пакетик с русскими конфетами. «Я уже взял, и потом ты же сказала, что садишься на диету» - довольно громко, явно работая на публику, говорит мой муж.

      Я краснею, показываю мимикой мужу, что он - предатель, он делает вид, что не понял, так как балдеет от своей удачной, как ему кажется, шутки, а я пытаюсь выкрутиться:

      «А я взяла конфеты тебе», и тут же слышу: « Мне? Ты так всегда говоришь, но на завтра конфет уже нет!».

      Продавщица благодарно улыбается за возможность быть несерьезной, очередь прислушивается, как вратарь, ловя что-то смешное, что можно было бы за ужином рассказать семье. Я же , балансируя между необходимостью шутить и вскипающей в душе обидой, обещаю мужу убить его, улыбкой показывая очереди, что это у нас – признак особенно хороших отношений.

Вдруг за моей спиной мужчина серьезно и даже, я бы сказала, озадаченно, произносит с одесским акцентом: .

« Дамочка! Ви его только здесь, в магазине, не убивайте, ладно?»

«Почему нет? Вы волнуетесь за авторитет магазина?» - спрашиваю я.

«Таки нет! Я волнуюсь за свои нервы. Не люблю вид крови! Плохо переношу!»

Я пообещала забавному мужчине невысокого роста, что поберегу его нервы и отложу обещенное убийство на самое ближайшее время и место.

      Вскоре мы вышли из магазина, сели в машину и отправились в следующий русский магазин продолжить покупки. Не успели мы войти, как мне на шею бросилась знакомая с радостными возгласами и вопросами, как мне понравился последний вечер поэзии, где мы обе присутствовали.

Едва я успела ей ответить, как тот же одессит, незаметно подошедший сбоку уже в этом магазине, укоризненно и горько произнес:

«Ай! Ай! Ай! Дама! Ви-таки не держите своего слова! Я уже тут десять минут, а ваш муж, которого вы обещали убить еще в том магазине, все еще жив! А главное, он даже не поблагодарил меня за подаренные ему минуты, переходящие в часы! Но я бы предпочел деньгами!»

Я рассмеялась, моя приятельница – тоже. Через секунду нас заметила еще одна общая знакомая, которая тут же к нам присоединилась. «Девочки!»- обратился к нам одессит, который уже явно не первый год на пенсии, да и мы трое – как раз в том нежном возрасте, когда за такое обращение хочется расцеловать! «Девочки! Продавщица сказала, что где-то здесь лежит зефир, а где именно он находится, она велела спросить девочек!

Я спрашивал, но там, куда меня отправили, зефира не оказалось!»

Третья приятельница, воодушевленно поправив прическу, произнесла:

« Надо всегда обращаться к правильным девочкам! Тогда проблем не будет».

Одессит трагически обратил глаза к небу и обнял руками свою голову, изображая минуту великого прозрения: «Ой-вей, так вот-таки откуда все мои жизненные переживания! Ви-таки намекаете, что я когда-то поторопился с выбором жены? Да? Но жена уже есть, и я вам больше скажу: как я ее выбрал когда-то, то так и не менял с тех пор!» - и лицо его приняло такое выражение лица, что мы втроем не поняли, поздравлять его или соболезновать. На всякий случай, мы решили его воодушевить, почувствовав, что он тяготеет к общению. «У нас есть компания в этом городе»-произнесла первая из встреченных мной знакомых. «Если хотите, оставьте ваш телефон, и мы пригласим вас на вечер бардов, или еще какой-нибудь. А вы случайно не играеете на музыальных инструментах?»

«Я? Еще как играю! Более того, я очень играю! На балалайке! Но она у меня осталась в России! Так мне без балалайки не приходить?»

« Ну, хорошо! Приходите без балалайки!» - ответила самая серьезная из нас дама, которая стала уже уставать от непонимания личности одессита.

«Спасибо! Боюсь только, как жена отреагирует, она-таки тоже здесь – вон там!» - произнес он и указал на полную уставшую даму.

«А мы и не претендуем на вас как на мужчино-единицу. Мы все замужем!» - гордо заявили моя приятельница и тут же поняла, что совершила страшную ошибку.

Губы у одессита задрожали от обиды, но при этом глаза заблестели хитростью, и он изрек: «Я ж вас, девочки, не обижал, зачем же вы меня так?»

Тут мы не выдеражили и прямо спросили: «Так как вам больше нравится, чтобы мы вас воспринимали как мужчино-единицу или нет? Вас не поймешь?»

Мужчина не выдержал серьезного тона и своей роли, и рассмеялся молодо и откровенно: « Мне нравится, чтобы да воспринимали, а жене моей не нравится!» -ну, прямо, как в анекдоте про Сидоровых: «Не нравится мне, Вася, что ты с моей женой спишь!» «А! Вас, Сидоровых, не поймешь: ей нравится! Тебе не нравится!»

      Мужчина остался доволен нашей реакцией и похвастался, что знает много анекдотов, и даже долгие оды гордился этим, пока не прочитал фразу Ларошфуко: « Анекдоты – юмор тех, кто не имеет своего ».

      «Я тоже когда-то читала эту фразу и думала о ней» - сказала я и продолжила:

      «Знаете, а ведь с Ларошфуко можно было бы и поспорить!»

      Одессит улыбнулся:

      «То, что вы – симпатичная дама, я заметил сразу; то, что гуманная - стало понятно, когда мужа пощадили; но таких способностей, чтоб беседовать в давно умершими, я в вас не предполагал.
      Такое, знаете ли, не каждый день встречаешь. Это меня взволновало! Позвольте я немного успокоюсь и обдумаю эту ситуацию» - одессит отошел в сторону, мы же продолжили свою милую болтовню “ни о чем”, а вскоре разошлись, вернее, разъехались.

      Я поймала себя на желании не потерять этого человека, но, боясь быть не правильно понятой, равнодушно вышла из магазина, как и все.

      Встреча с этим забавным человеком, ничем, по сути, не примечательная, оставила на моем лице улыбку на несколько дней.

      Как волшебник, он коснулся всех нас доброй энергией своего восприятия мира, где шутка была уже не просто формой, а самим содержанием и дыханием жизни.

      Иногда я вспоминаю этого человека. В трудные минуты жизни, которых с годами становится все больше, мне кажется, что, такой, как он, сумел бы меня не только утешить, но и рассмешить! Несмотря ни на что!

Завидую тем, кто с ним дружит.